3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Fortnite — Марк Хэмилл из «Звездных войн» и Ninja проведут трансляцию

Актер Марк Хэмилл (Люк Скайуокер): «Звездных войн» стало слишком много»

Таким Марка Хэмилла запомнил весь мир Фото: кадр из фильма

Марк Хэмилл — знаменитый американский актер. Его самая известная роль — джедай Люк Скайуокер в киносаге «Звёздные войны». Хэмилл также успешно работал на Бродвее, занимался озвучиванием мультфильмов и компьютерных игр, а также созданием комиксов. Недавно Марк снялся в историческом телесериале про тамплиеров «Падение Ордена».

Премьера новых «Звездных войн» — «Звёздные Войны: Скайуокер. Восход» — состоится в ноябре этого года. А пока Марк рассказал, каково это, столько лет играть Люка Скайуокера. и когда все это кончится.

— Марк, какие они, фанаты «Звездных войн»?

— Однажды я уже отвечал на вопрос о поклонниках «Звёздных войн»… И я говорил, что они страстные, что у них есть своё мнение, и чувство привязанности, поскольку они вложили очень много времени в этих персонажей и эти сюжеты. Кстати, я понял, что описываю самого себя… Я чувствую то же самое. И с этим могут возникнуть проблемы, потому что… я не управляю сюжетом. Я вроде музыканта, мне дают ноты и я должен играть так хорошо, как смогу, хотя мелодия может мне и не нравиться.

И я всегда пытаюсь им объяснить, что всё это не настоящее, это притворство, и они сами могут достигнуть всего, чего захотят, если всерьёз на это настроятся, будут настойчивыми и будут верить в себя.

. а таким он предстал в сериале «Падение Ордена» Фото: кадр из фильма

— Все еще хочется сниматься?

— Часто делаешь что-то лишь потому, что раньше не делал. Например, «Большая красная единица». Я раньше не снимался в фильмах про вторую мировую, но очень хотел поработать с Ли Марвином. Я ищу трудности, которые выводят меня из привычной зоны комфорта.

— Сейчас вы снялись в сериале «Падение Ордена». И тут, и там вы рыцарь, так или иначе.

— Очевидно, что на Джорджа Лукаса повлияли очень многие вещи. И, конечно, он брал рыцарей как модель для своих персонажей. Когда я впервые прочитал сценарий «Звёздных войн», я подумал, что это похоже на какой-то вестерн, или военный фильм, или что-то про пиратов, как будто все жанры смешали в один, то есть, всё новое – это хорошо забытое старое.

— Вы застряли на Люке..

— Дело в том, что Люк сильно изменился. Сравните первый фильм с последним. И для меня это проблема. Я зарёкся говорить об этих фильмах, ведь главное, чтобы зрители их увидели.

— Вам трудно говорить о «Звездных войнах»?

— Моя проблема в том, что в те годы я был в соцсетях, где ты что-нибудь сказал, и через сутки об этом знает весь мир. Если бы я отвечал на ваши вопросы письменно, я бы всё время возвращался назад и менял то, что меня не устраивает, но я склонен к тому, чтобы говорить бесконечно. А потом думаешь «какой дурак это сказал», но это был я… Да, там выдирают из контекста мои отдельные комментарии в поддержку своих доводов. «Слышали? Он ненавидит «Звёздные войны»… Разве? Но Люк – позитивный персонаж, идеализированный, отражение надежд и оптимизма.

— Сейчас снимают очень много исторических драм, научной фантастики и фэнтези, примерно как в восьмидесятые… В чём, причина? В том, что технологии позволяют это сделать, или что история может нас чему-то научить?

— Я думаю, да, мы можем извлекать уроки из истории. И вообще, люди склонны к эскапизму. Им нужно что-то, что поможет отвлечься от проблем на работе, неудачных отношений, и так далее… Что касается, например, моего брата, он способен реально помогать людям по вопросам здоровья. У него есть документ о том, что он может вас разрезать и залезть внутрь. И я подумал, что мог бы играть врача, но у меня нет намерения и знаний. Если бы я хотел, то справился бы с этим. Моя деятельность так тривиальна по сравнению с его деятельностью, все эти съёмки и мультфильмы.

А он сказал «нет», моим пациентам это жизненно необходимо. Им тоже нужен выход из реальности. При возможности я посещаю детей в больницах, и врачи говорят, что существуют явления, которых наука объяснить не может. У них был полностью парализованный мальчик, и первый раз у него начали двигаться глаза, когда он увидел по телевизору «Звёздные войны». Рекламный ролик. Наука это объяснить не может.

Очень тяжело видеть этих детей со страшными заболеваниями, но я стараюсь держаться до последнего момента, а в машине меня накрывает. А когда я с ними общаюсь, я стараюсь их подбодрить. Например «ты не очень-то и болен, наверняка притворяешься, чтоб в школу не ходить». И они смеются, они привыкли, что люди всё время плачут над ними. А я с ними шучу и общаюсь совсем по-другому.

Но, я считаю, что это самый важный аспект моей работы, и у других людей этого нет… Это уникальная часть моей работы, и это очень приятное чувство.

Это трудно, но приносит огромное удовлетворение. Даже если посетишь двадцать детей. Конечно, я должен делать это чаще. Раньше я занимался этим более интенсивно. Я бы мог заниматься этим всё время. У меня достаточно денег, и больше не нужно, и деньги меня уже не мотивируют, как это было раньше.

— Три главных компонента хорошего фильма или телесериала?

— В первую очередь, сценарий, это главное. На сценарии всё держится…

Второе — персонажи, с которыми чувствуешь связь. Мне нравится юмор. Даже в драматических сюжетах… Кстати, «Собачий полдень» — один из моих любимых фильмов, и люди забыли, насколько он смешной. Он очень человечный. Там реалистичные герои.

Реализм. В «Бонни и Клайд» они грабят банк, выходят и не помнят, где запарковали машину. Это прекрасно, потому что похоже на жизнь. Вы не ассоциируете себя с вооружённым грабителем, но вы вполне можете забыть, где оставили машину.

Я помню один сериал, где люди весь эпизод не могли найти свою машину на огромной парковке у мегамолла… Со мной тоже такое было, но тогда это не казалось смешным. Нас было четверо человек, мы разделились и искали машину по всем этажам. Это было ужасно… Искали часов пять… В какой-то момент хотелось просто сесть и заплакать.

Эта ситуация понятна многим.

Марк много общается с детьми, но хочет еще больше

— Что вы думаете о текущем положении «Звёздных войн»?

— Я понял, что у меня какая-то задержка в развитии, потому что мне и сейчас всё это по-прежнему нравится. А может, и больше. Но если в детстве я мог только смеяться над старыми фильмами, то в зрелом возрасте я смог оценить их человечностью. Герои фильмов были преданы друг другу, и хотя они не были особо умны, у них были замечательные характеры.

«Звёздных войн» стало многовато. Раньше новые фильмы выходили с интервалом в три года. Теперь это только два года, с каким-нибудь дополнением.

— Новый фильм выходит каждый год.

— Да, я это и имел в виду. Но я не сдержан в словах, и когда сижу с топ-директорами «Диснея», я говорю им «вы серьёзно, «Хан Соло» через пять месяцев после Арнольда? Подождите»!

А они мне «нам надо освободить график для «Мэри Попинс»… Ну конечно… Мэри Попинс намного важнее, чем Люк Скайуокер, не спорю. Но я могу с ними поспорить, они же меня не уволят! Пусть попробуют! Не смогут.

Джордж предлагал мне вернуться. Знаете, однажды мы с ним встретились, это было мероприятие, вроде конвенции… Мы с Керри, и там был Джордж Лукас. Мы немного поболтали, и он предложил вместе пообедать. А я был со своей женой, Мэри, и дочерью… И он сказал, чтобы моя дочь пошла обедать с его дочерью, а мы с женой будем обедать с вами. И мы поняли, что что-то намечается.

И Мэри сказала: может, он хочет ещё одну трилогию снять? Я рассмеялся и напомнил, что он специально подчеркнул, что больше этим не занимается. В семидесятые ему больше хотелось это продолжать…

А Керри говорит – я за! Позже я ей сказал: ты что, так нельзя. Даже если ты согласна, веди себя достойно! Я, конечно, не твой агент, но ты всё же держи себя в руках. Действуй спокойнее… А она так хитро улыбнулась, посмотрела на меня и говорит: Марк, какие роли сейчас предлагают в Голливуде женщинам за пятьдесят? А я об этом даже не задумывался. Конечно, женщинам в этом смысле тяжелее. У звёздных тридцатилетних мужчин подружки в возрасте двадцати лет. Потом ему сорок, а подружке опять двадцать. Потом ему пятьдесят, шестьдесят, а подружки по-прежнему двадцатилетние. А что стало с предыдущими женщинами?

Она знала, чего хочет. А я сомневался, думал, у нас уже есть начало, середина и конец, пусть так и останется. И я понял, что мне повезло. Я знал, потому что Харрисон Форд не согласится, он слишком богатый и вредный… И это мой шанс. Если я не соглашусь, то Харрисон тоже не согласится. И тут я понял, что отступать уже поздно…

Читать еще:  Doom Eternal — Онлайн в Steam превысил 104 тысячи человек

И подумайте о фанатах – они придут в ярость, если я единственный из «старой гвардии» не соглашусь… Они окружат мой дом, как в фильмах про вампиров, а вместо факелов у них будут световые мечи…

Какой ребенок не хочет иметь сегодня световой меч? Фото: кадр из фильма

— Вы очень активны в соцсетях, особенно в Твиттере… у вас есть пристрастие к соцсетям?

— Нет, и я скажу больше… во-первых, я не собирался участвовать в соцсетях. Я снимался в одном низкобюджетном фильме, и у них не было денег на раскрутку, и меня попросили рассказать о фильме в Твиттере… И я сказал: если вы объясните мне, что такое Твиттер, то я сделаю. И я рассказал об этом фильме, и потом он вышел, и я о нём забыл. А потом моя дочь мне сказала: пап, у тебя уже давно не было новых твиттов.

Я сказал «Ну и что». А она говорит: если хочешь больше подписчиков, то надо чаще там проявляться… Я об этом вообще не думал. Даже тогда, когда зарегистрировался… А затем… я понял, что это почти как… маленькие письма моим фанатам… случайные… каждый день…

У меня раньше была привычка по утрам разгадывать кроссворды из газеты… А теперь я пишу в Твиттере. Это так здорово, можно подписаться на интересных людей, я подписан на многих журналистов, и часто узнаю что-то новое по их ссылкам… В таком аспекте это интересно… Но в целом вы правы, надо оставить это на некоторое время, потому что… кого волнует, что я думаю? Ну кого?

— Очень многих!

— Я понимаю, о чём вы. Я могу сказать: у меня три миллиона подписчиков. А дочь мне говорит: пап, у Джастина Бибера семьдесят восемь миллионов! Я отстаю на семьдесят пять миллионов…

Кажется, наибольшее число подписчиков имеет Кети Перри. У неё сто девять миллионов, или около того. Отлично, а я не знал, что она так популярна. Это стало современным мерилом популярности. Как наука. «Согласно этим цифрам, Эллен Дженерос на шестьдесят пять процентов популярнее, чем я».

И это также отличный способ для людей оскорблять вас напрямую. В прежние времена люди не писали мне писем о том, как они меня ненавидят. «Вы ужасный актёр, мы желаем вам скорой смерти. Искренне ваш, Джон Смит».

На это нужно было потратить время. А сейчас не нужно – несколько движений пальцами, и ты можешь оскорбить любого, с кем ты не согласен или кто тебе не нравится…

И я никого не блокирую, даже тех, которые ненавидят во мне всё. Иногда я ставлю лайк их твиттам, просто чтобы подразнить…

Бывало и такое: ваше единственное достоинство в том, что вы старый и скоро умрёте. И я понимал, что это максимальное выражение ненависти и боли… И я поставил лайк… Он заслужил это за свои старания… К тому же, это вызывает у них смущение. «Я же хотел его оскорбить, почему он ставит мне лайк»?

Но я всё же блокирую тех, кто угрожает физической расправой и пишет матерные слова. У меня в подписчиках много детей, и им этого читать не надо…

— Последний вопрос. Какова была ваша реакция, когда вы узнали, что из джедаев сделали официальную религию с реальными приверженцами?

— А она чем-то отличается от ранее существовавших? Все люди во что-то верят, насколько я знаю. Я не специалист по вопросам религии. И я не готов дать вам развёрнутый ответ на вопрос о религии. Я обычно отреагировал. «Что, серьёзно»? Но опять же, в любой религии найдутся положительные, вдохновляющие аспекты, что люди должны быть добрыми и помогать другим, кому меньше повезло в жизни… Ведь могло быть и хуже. Человек мог стать люциферианцем. Джедайство явно будет получше…

Марк Хэмилл: проклятие «Звездных войн»

Готовясь к дуэли на световых мечах с Дартом Вейдером, Марк целый год занимался культуризмом, кэмпо, карате и японским фехтованием на мечах, которому его обучал сам Боб Андерсон, тренер олимпийцев. Для настоящего дела Лукас не жалел денег, хотя порой бюджет картины трещал по швам.

Причем Марк настоял, что будет сам исполнять все трюки. Дублер заменил его только в одном – прыжке спиной через разбитое окно в Облачном Городе. Травм во всех трех фильмах эпопеи актер и без того получил слишком много, а однажды ввел в ступор всю съемочную группу.

Афиша фильма «Звездные войны», 1977 г.

Работа над первым фильмом уже подходила к концу. Но Лукасу захотелось переснять несколько сцен с песчаными людьми и роботами. Чтобы ради этого снова не лететь в Тунис, он решил поработать в калифорнийской Долине Смерти, благо она очень напоминает пустыню. Мчась туда на BMW последней модели, Марк вспомнил, как в Тунисе вся группа изнемогала от зноя: жара даже в тени не опускалась ниже сорока градусов. А снимая ледяную планету Хот вблизи ледника в Норвегии, да еще и зимой, они дрожали от холода и работали по колено в снегу. Эти воспоминания заставили Марка зябко поежиться. А тут еще больше похолодало. Может, лучше было выехать к месту съемок на рассвете, а не переться туда на ночь глядя, лишь бы утром подольше поспать? И надо же какое мрачное название – Долина Смерти! В тот же миг машина резко накренилась, перевернулась – и выбросила водителя на обочину через лобовое стекло. «А как же утренние съемки?» – промелькнуло в голове Марка, и он отключился.

Врачи скорой диагностировали перелом скулы, носа и многочисленные порезы лица. Но опознать пострадавшего было невозможно, а документов не оказалось. Единственное, что медсестра обнаружила в кармане, это записку с телефоном Гарри Курца. Ему и позвонили среди ночи. Продюсер примчался в пять утра, когда актера уже прооперировали, восстановив носовой хрящ, и тут же перезвонил Лукасу, чтобы тот не ждал Хэмилла на съемки.

Кенни Бейкер (дроид R2-D2), Кэрри Фишер (Лея Органа), Марк Хэмилл (Люк Скайуокер) и Питер Мейхью (Чубакка), 1980 г.

Тот чуть умом не тронулся: и парня было ужасно жалко, и работа горела синим пламенем. Но потом режиссер придумал, что на общих планах вместо Марка использует двойника, а для крупных – ранее отснятый материал и монтаж. В итоге в фильме Люк лихо пересекал пустыню на своем лэндспидере, а Марк Хэмилл не садился за руль полгода.

25 мая 1977 года состоялся премьерный показ «Звездных войн», и журналисты засыпали актера вопросами об аварии. «Вот что значит неосторожно обращаться со световым мечом!» – отшутился Марк. Однако наутро одна желтая газета вышла с сенсационной статьей: «Актер Марк Хэмилл попал в жуткую автокатастрофу, перенес несколько тяжелых пластических операций и чудом остался жив». С той статьи все и пошло. В итоге газетчики договорились до того, что актер изменился до неузнаваемости.

Марк Хэмилл высказал всё, что думает о последней трилогии «Звёздных войн». И накопилось у него много

Марк Хэмилл дал большое интервью изданию Den of Geek и рассказал всё, что думает о новой трилогии «Звёздных войн». Оказалось, что в процессе съёмок ему немало пришлось поспорить со съёмочной командой, чтобы отстоять своё собственное мнение и внести коррективы в сценарий. Но самые трогательные истории были про Хана Соло и C3PO (кто бы сомневался).

Уже недолго фанатам «Звёздных войн» осталось ждать до выхода нового эпизода, ведь премьера назначена на 19 декабря 2019 года. И фанаты настойчиво атакуют твиттер Марка Хэмилла, который исполняет роль Люка Скайуокера, с самыми разнообразными просьбами. Недавно они просто умоляли его сказать название нового эпизода, и Марк не оставил их просьбу без внимания. И хотя сценаристы трилогии очень тщательно следят за тем, чтобы никакие подробности не попали в хитрые лапки фанатов, сам Хэмилл не выдержал и решил рассказать в интервью для издания Den of Geek несколько примечательных подробностей о своём опыте в «Звёздных войнах».

Напомним, что седьмой, восьмой и девятый эпизоды снимались уже после того, как кинокомпания Lucasfilm перешла во владения Walt Disney. Марк сразу же признался, что не очень-то любит давать какие-либо комментарии про «Звёздные войны» изданиям, даже как-то клятвенно обещал себе этого не делать, но промолчать у него тоже не получается.

Если бы я отвечал на ваши [про СМИ] вопросы на бумаге, я бы подумал: «О, это звучит немного сильно или я не должен так говорить». Но у меня есть склонность просто говорить, говорить и говорить, и вы можете черпать. Вы знаете, я что-то прочитаю и скажу: «Какой придурок это сказал?» — а затем пойму: «О, это я». СМИ могут делать выборочные комментарии, вырывать из контекста и использовать их для поддержки своих аргументов: «Видите, Марк ненавидел «Звёздные войны!»

Что касается фанатов, то Марк неоднократно признавал, что трепетно относится к ним и очень переживает за каждый эпизод, чтобы им всё понравилось. Но процесс не всегда идёт так, как ему хотелось бы, что очень расстраивает актёра.

Я когда-то описывал фанатов «Звёздных войн» и сказал, что они страстные, они самоуверенные, у них есть чувство причастности, потому что они потратили так много времени на этих персонажей и эти истории, и я понял, что описывал себя. Это может привести к неприятностям, потому что я не контролирую сюжетные линии. Я вроде музыканта: читаю музыку и стараюсь играть в меру своих возможностей. Это не обязательно означает, что мне нравится мелодия, но это не моя работа.

Говоря о том, что ему не нравится, он также упомянул спин-офф о Хане Соло. Во-первых, такой скорый выпуск (через пять месяцев после премьеры восьмого эпизода) он посчитал неправильным: раньше между выпусками фильмов проходило три года, теперь уменьшилось до двух лет, а со спин-оффом вышло ещё меньше. Марк говорит, что может себе позволить с режиссёрами, однако это, к сожалению, никак не влияет на конечное решение.

Читать еще:  Devil May Cry 5 взломали и выложили в сеть для скачивания

Также Хэмилл отметил и (спойлер! Если вы не успели посмотреть новые эпизоды) смерть Хана Соло, ведь таким образом сценаристы лишили фанатов возможности вновь увидеть троицу Люка, Леи и Хана. Но ещё больше его возмутила смерть собственного персонажа.

Я подумал: о, хорошо, ты должен до последнего оттянуть мою смерть. Это то, на что я надеялся, когда вернулся, — никаких камео и контракта на трилогию. Я получил что-нибудь из этого? Потому что, насколько я понимаю, я получил только конец VII эпизода и начало VIII, что в совокупности получается один фильм! Они меня жестоко обманули.

В завершение своего интервью Марк также отметил ещё одну несправедливость в новой трилогии, которая просто не смогла оставить его равнодушным. И на этот раз он не просто не промолчал, а добился своего.

Они заставили меня пройти мимо 3PO, даже не признавая его. Я сказал: «Я не могу этого сделать!» Он (директор «Последнего джедая», Риан Джонсон) сказал: «Хорошо, иди и делай что угодно». Поэтому я подошёл и сделал всё что угодно. Они говорят это в сценарии: «Забудь прошлое, убей его, если нужно». И они отлично справляются с этой работой!

И хотя Хэмилл иногда бывает вспыльчив, своих коллег даже по новой трилогии он обожает. Недавно Адам Драйвер, который исполняет в «Звёздных войнах» роль Кайло Рена, был номинирован на «Оскар» за роль в другом фильме. Марк радостно поздравил коллегу в своём твиттер, а заодно знатно потроллил и дал фанам намёк на новый эпизод.

Если вы хотите получать самые свежие новости о «Звёздных войнах» и его актёрах, то подписывайтесь на наш канал в телеграме, там много всего интересного.

40-летнему юбилею «Звёздных войн» посвящается, или 15 эксклюзивных снимков «Последних Джедаев»

Скалистый остров Скеллиг-Майкл в ирландском графстве Керри — именно здесь Марк Хэмилл вернулся к образу Люка Скайуокера впервые с 1983 года, стоя напротив Дэйзи Ридли, чья героиня Рей была главным персонажем «Пробуждения Силы» Джей Джей Абрамса. Съёмки этой сцены хоть и состоялись в 2014 году с последующей премьерой «Пробуждения Силы» 17 декабря 2015 года, VII эпизод космической оперы «Звёздные войны» уже вошел в историю мирового кинематографа — так же, как и приключенческая картина Джорджа Лукаса «Новая надежда», отмечающая сегодня 40-летний юбилей.

Логичным было бы предположение, что в 2014 году Джей Джей Абрамс запишет диалог между Люком и Рей для следующего эпизода «Звёздных войн» — особенно если учесть, что Скеллиг-Майкл входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО с ограниченным допуском в летние месяцы. Однако этой чести удостоился преемник Абрамса, режиссер Райан Джонсон, который занят работой над «Последними Джедаями», дебютирующими в российском прокате 14 декабря 2017 года. Вместо того, чтобы копаться в прошлом, предлагаем взглянуть на фотосессию с главными действующими лицами VIII эпизода «Звёздных войн», а также выдержками из интервью актеров журналу Vanity Fair.

Марку Хэмиллу — 65 лет, и в то время как молодым членам съёмочной команды с громоздким оборудованием давали 45 минут на то, чтобы добраться до культовой локации, исполнителю роли Люка Скайуокера отводилось полтора часа, и ему «приходилось останавливаться каждые 10-15 минут, чтобы отдохнуть». Как и Кэрри Фишер, которая умерла 27 декабря 2016 года в возрасте 60 лет, Хэмилл не только сел на диету, но и занимался физическими упражнениями после того, как его кандидатура была утверждена в новом эпизоде «Звездных войн».

«Ты просто отказываешься от всего, что любишь. От чего-то столь же простого, как хлеб и масло, с которых я начинал каждую трапезу. Сахара. Никаких шоколадных батончиков. Никаких остановок [в фастфудах]», — рассказывает Марк Хэмилл, который сидел на диете и тренировался на протяжении 50 недель, прежде чем узнал — из сценария к VII эпизоду, — что не появится в фильме до последней сцены. А это значит, что в «Последних Джедаях» у Люка будет намного больше экранного времени. и реплик.


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении

У Дэйзи Ридли есть собственная история об острове Скеллиг-Майкл. Одной из причиной, почему она выглядела так убедительно измотанной в конце VII эпизода, стало общее самочувствие: «Меня просто тошнило. У меня была адреналиновая усталость, и мне было очень, очень плохо». «Когда я снималась в VII эпизоде, я вроде как выматывалась наряду с потоком волнения и неожиданностей. Когда мы начали работать над следующим фильмом, было немного страшно, потому что я знала об ожиданиях, и я поняла, что «Звездные войны» значат для людей. Чувствовалось больше ответственности.


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении

Как рассказал режиссер предстоящего эпизода, «Последние Джедая» расскажут об отношениях Люка и Рей, но Райан Джонсон предостерегает от каких-либо сравнений — например, с магистром Йодой и молодым Люком в фильме «Империя наносит ответный удар». «[В «Последних Джедаях»] будет присутствовать тренировочный элемент, но это не совсем то, что вы ожидаете», — заявил Джонсон. Пожалуй, это лучшее, чего можно было добиться от производственной компании Lucasfilm и самого режиссера, который не скажет даже самым верным поклонникам культовой космической оперы о том, как связаны Люк Скайуокер и Рей, или к каким персонажам отсылает название VIII эпизода.


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении

Оскару Айзеку — тридцать пять лет, и он старший член новой команды [Адаму Драйверу тридцать три года, а Дейзи Ридли и Джону Бойеге — по 25 лет] — достаточно взрослый, чтобы помнить моменты, когда будучи ребенком почитал героя Марка Хэмилла. «Находиться там и наблюдать за тем, как Марк вновь исполняет роль Люка, особенно в сцене в конце «Пробуждения Силы», было необычно и захватывающе. Это как видеть воссоединение старой группы, участники которой уже не могут взять самые высокие ноты, хотя в данном случае всё наоборот», — поделился впечатлениями исполнитель роли По Дэмерона.


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении

Фишер завершила работу над VIII эпизодом в конце прошлого лета, когда закончились основные съёмки. И в ту самую минуту, когда работа оказалась законченной, на неё снизошло озарение — она обязательно должна сняться в следующем эпизоде космической оперы. Как Харрисон Форд был центральным персонажем «Пробуждения Силы», Марк Хэмилл станет главным персонажем «Последних Джедаев», так и Лея Кэрри Фишер должна была выйти на передний план в IX эпизоде. «Она думала, что IX эпизод будет её фильмом. И так бы и было».


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении

Кэрри Фишер будет играть важную роль в «Последних Джедаях», и, как и в случае с Марком Хэмиллом, у её персонажа будет больше экранного времени в VIII эпизоде, чем в «Пробуждении Силы». Оскар Айзек, который участвовал в съёмке нескольких сцен с Фишер, заявил, что как и Хэмилл, она выдавала яркий и запоминающийся перформанс вместо того, чтобы упражняться в умении вызвать у фанатов здоровую толику хорошего сентиментализма. «Мы снимали сцену, когда Фишер даёт мне пощёчину. Я думаю, мы сделали 27 дублей, и Кэрри каждый раз вкладывалась по полной. Ей нравилось бить меня. Райан нашёл такой замечательный способ работать с ней, и я думаю, что ей это действительно нравилось».


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении

В «Последних Джедаях» мы увидим трёх новых персонажей: таинственный ДиДжей в исполнении Бенисио дель Торо [«Вы увидите — на то есть причина, почему мы называем его ДиДжеем», — рассказал Джонсон]; видный офицер сопротивления Вице-адмирал Холдо, которую играет Лора Дерн; и ещё одна участница сопротивления — Келли Мэри Тран в роли Розы Тико.


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении


© Vanity Fair/Annie Leibovitz

По клику снимок откроется в новом окне в максимальном разрешении

Официальный тизер-трейлер фильма в жанре космической оперы «Звёздные войны. Эпизод VIII: Последние Джедаи», собравший более 34 миллионов просмотров

Предстоящая картина режиссера Райана Джонсона станет вторым после «Пробуждения Силы» фильмом третьей трилогии «Звездных войн». Главные роли в фильме «Звездные войны: Последние Джедаи» исполняют: Марк Хэмилл, Кэрри Фишер, Адам Драйвер, Дэйзи Ридли, Джон Бойега, Оскар Айзек, Люпита Нионго, Донал Глисон, Энтони Дэниелс, Гвендолин Кристи и Энди Серкис. Среди новых актеров, присоединившихся к уже знакомому касту, — Бенисио дель Торо, Лора Дерн и Келли Мэри Тран. В августе 2015 года режиссер фильма «Мир юрского периода» Колин Треворроу был объявлен режиссером заключительного фильма третьей трилогии «Звездных войн». Режиссер и сценарист «Последних Джедаев» Райан Джонсон напишет сценарий для IX эпизода.

Марк Хэмилл о Люке, «Последних Джедаях» и российских фанатах


В 66-й день рождения Марка Хэмилла «Мир Фантастики» опубликовал эксклюзивное интервью с легендарным актёром. Вернувшись в Сагу после долгого перерыва, он появился в «Пробуждении Силы» на считанные секунды. Что Марку принесли съёмки в VIII эпизоде, в котором его постаревший персонаж наконец раскроется, и раскроется по-новому?

Каждый раз, когда вы снимались в «Звёздных войнах», фильм ставил новый режиссёр. Сначала сам Джордж Лукас, затем Ирвин Кершнер, Ричард Маркуанд, Джей Джей Абрамс, и вот теперь Райан Джонсон. Насколько сильно отличалась работа с каждым из них и каково было сниматься в «Последних джедаях» под началом Джонсона?

Читать еще:  Apex Legends — Опубликован анимационный трейлер «Форджа»

Действительно, у каждого режиссёра, у которых я снимался в «Звёздных войнах», будь то Джордж Лукас, Ирвин Кершнер или Ричард Маркуанд, был собственный стиль и подход к работе. И, по-моему, это очень здорово, это придаёт каждому эпизоду саги свежести и оригинальности.

Что касается Райана Джонсона, то я им просто восхищаюсь — и как режиссёром, и как сценаристом. С ним очень легко и комфортно работать, Райан прекрасно управляет коллективом, и он отличный постановщик, который знает, как рассказывать истории. Он понимает, чего хочет от камеры и актёров, и очень приятен в общении. Он всегда любезен, готов поддержать, никогда не повышает голоса, не выходит из себя и готов прислушиваться к актёрам, что я очень ценю.

Сейчас сагу снимают режиссёры, которые впервые увидели «Звёздные войны» ещё детьми и буквально выросли на них. На ваш взгляд, влияет ли это на то, как сейчас развивается далёкая галактика?

Да, безусловно. Впервые над «Звёздными войнами» работают режиссёры из того поколения, которое росло на саге, они с детства были её поклонниками. И меня это восхищает. Я думал, что знаю своего героя и понимаю, как он может развиваться и кем может стать с возрастом… Но затем за дело взялся Джей Джей Абрамс, который очень удивил меня тем, что сделал с Люком в VII эпизоде.

И, признаюсь, ещё больший сюрприз преподнёс мне Райан тем, какую роль он отвёл моему герою в своём фильме. В трейлере вы видели Люка и слышали его слова, что джедаям пришла пора положить конец, и это даёт представление о том, какие большие перемены с ним случились. Ведь в оригинальной трилогии Люк был самым оптимистичным персонажем и выступал символом надежды. Не буду говорить, как я интерпретирую то, что произошло с ним с возрастом, но вы сами увидите, насколько сильно он изменился к моменту действия «Последних джедаев».

Некоторое время назад на весь интернет прогремели ваши слова о том, что вы были кардинально не согласны с тем, как Люк показан в новом фильме. Очевидно, вы пока не можете вдаваться в подробности об этом. А рассказать о том, каким вам виделся постаревший Люк, вы могли бы?

Я думал, что он останется прежним Люком, только старше и опытнее. Но, как оказалось, он многое пережил и сильно изменился. Когда я сказал, что не согласен с образом Люка, созданным Райаном Джонсоном, то, пожалуй, слишком резко выразился. Правильнее было бы сказать, что меня сильно удивили решения Райана. Но я считаю, что тут нет ничего плохого. Сюрпризы — это здорово. Особенно в таком фильме, как «Последние джедаи», который нацелен на то, чтобы привнести в сагу свежесть и избежать повторения того, что уже было в предыдущих частях. Задача сыграть не такого Люка, как я ожидал, стала для меня своего рода вызовом. Но я проникся настолько глубоким доверием к Райану, что принял его видение персонажа.

Вы как-то говорили, что, когда играли Люка в оригинальной трилогии, отчасти основывали его образ на самом Джордже Лукасе. Были ли у вас подобные источники вдохновения на съёмках «Последних джедаев»?

Людей, чьё влияние я мог бы отметить, слишком много, чтобы перечислить их всех. Конечно же, одним из важнейших ориентиров для меня служил Алек Гиннесс, который наполнил образ Оби-Вана мощнейшей энергетикой. Я хотел, чтобы Люк выглядел сильным и целеустремлённым, и в какой-то степени примером для меня служил Ли Марвин, с которым я снимался в «Большой красной единице».

Но суть моей работы в том, чтобы максимально точно воплотить на экране персонажа, задуманного режиссёром. И для этого мне надо было понять, какая роль отводится Люку в истории, почему он оказался в том состоянии, в котором мы его встречаем, и что ему предстоит сделать. Поэтому не могу не отметить ещё раз влияние Райана Джонсона на мою работу в «Последних джедаях». Он всегда был готов ответить на мои вопросы, обсудить сомнения и развеять опасения. Он стал для меня своего рода гуру. Я полностью доверился ему, и, хотя сам я представлял всё иначе, если Райан оставался доволен результатом съёмок, то и я был доволен.

Вы начали говорить о событиях, которые произошли с Люком за десятилетия, разделяющие классическую и новую трилогии. Сейчас об этом из нового канона почти ничего не известно. Приоткроет ли VIII эпизод завесу тайны?

Из «Пробуждения Силы» вы знаете, какая судьба постигла Академию джедаев, где Люк готовил новое поколение рыцарей, и что его племянник обратился к Тёмной стороне Силы и перебил других учеников. Полагаю, Люк был этим ошарашен и разбит, что и вынудило его уйти в изгнание. Безусловно, это лишь малая доля того, что произошло с ним в годы между «Возвращением джедая» и VIII эпизодом, и пока я не могу ничего больше рассказать о тех временах. Но думаю, что из грядущего эпизода вы узнаете о них новые подробности.

Съёмки «Звёздных войн» сейчас проходят в атмосфере строгой секретности. Была ли она такой же во времена оригинальной трилогии? Известно, что правда о том, кто скрывается под маской Дарта Вейдера, держалась в строжайшей тайне…

Это был настолько большой секрет, что Ирвин Кершнер отвёл меня в сторону и сказал, что в сценарии прописан фальшивый диалог. Вместо того, чтобы сказать: «Я твой отец», Вейдер говорил: «Ты не знаешь правды, твоего отца убил Оби-Ван». И я решил, что это великолепный сюрприз. Если Оби-Ван, которого считали положительным героем, оказывался своего рода злодеем, это удивит зрителей. Я не знал, что эта строчка призвана просто сохранить тайну Дарта Вейдера от большей части съёмочной группы и актёров. Когда Кершнер озвучил мне истинное содержание диалога, то сказал, что я всего лишь третий человек после него самого и Джорджа, который знает правду. Так что, если произойдёт утечка, они будут знать, что это я её виновник. Необходимость хранить этот секрет стала для меня тяжёлой ношей.

Сегодня меры секретности куда строже, ведь с развитием интернета возможностей для утечек стало гораздо больше. Студии действительно очень заботятся о секретности, но это потому, что они хотят, чтобы зрители удивлялись, приходя в кинотеатры, а не читая в интернете слитую информацию.

Вы не раз говорили, что ждали активной роли в «Пробуждении Силы» после того, как специально для фильма набирали форму. Пригодилась ли эта подготовка на съёмках «Последних джедаев»?

В «Пробуждении Силы» мне не пришлось сниматься в каких-то эпизодах с трюками, но студия Lucasfilm, конечно, поступила разумно, отправив меня тренироваться и посадив на диету. Я уже не молод, и мне надо было набрать форму. И, конечно, в «Последних джедаях» мои действия не ограничатся поворотом и сбрасыванием капюшона — здесь у меня будет более активная роль.

Одним из самых запоминающихся моментов трейлера «Последних джедаев» стала ваша фраза «Джедаям пора положить… конец». Вы много раз озвучивали Джокера в мультфильмах и играх. Скажите, не было соблазна произнести эти слова его голосом?

Хорошая идея! (Смеётся.) Это фраза как раз в стиле Джокера. Легко представить, как он её произносит. И вот что я вам скажу, Дмитрий: эта фраза — настоящая квинтэссенция того, как сильно Люк изменился за прошедшие годы.

Думаю, такая радикальная перемена объясняется желанием студии удивить зрителя чем-то новым. По «Звёздным войнам» выходило огромное количество книг, комиксов и игр — мой сын ознакомился с большинством из них и рассказывал, насколько силён стал в них Люк. Настолько, что, наверное, может с помощью Силы управляться с парой дюжин световых мечей одновременно. Помню, думал, что если в новых эпизодах решат показать его в таком стиле, то мне вообще ничего не придётся делать — надо будет просто стоять на фоне зелёного экрана и водить руками, а остальное дорисуют с помощью компьютерных эффектов. И потом, когда я предлагал какие-то идеи, мне часто говорили, что это уже было в той или иной книге или комиксе. А студия хотела показать Люка таким, каким его раньше не видели.

Давайте немного отвлечёмся от далёкой галактики. Вы не раз работали над играми. В частности, играли главного героя Wing Commander и персонажа одной из самых амбициозных игр современности Star Citizen. Многие до сих пор с некоторым пренебрежением относятся к играм. Как вы считаете, они уже достигли того уровня, чтобы их можно было ставить вровень с кино?

С точки зрения доходов игровая индустрия уже обгоняет кино. И те две игры, которые вы упомянули — Wing Commander и Star Citizen, — наглядно показывают, какой большой шаг вперёд сделали технологии. В своё время Wing Commander была передовой игрой, но то, что сейчас делают разработчики Star Citizen, это просто феноменально. И у них теперь есть возможность привлечь к проекту настоящих голливудских звёзд — Гэри Олдмана, Джиллиан Андерсон, Бена Мендельсона… Всё это потрясающие актёры, и благодаря их участию игра может на равных соперничать с любым голливудским блокбастером. Но, конечно, и в кино, и в играх одних только технологий и звёзд недостаточно, чтобы по-настоящему увлечь аудиторию, — нужна ещё и первоклассная история.

И последний вопрос. Не хотели бы вы посетить нашу страну и лично пообщаться со своими российскими фанатами?

Меня потрясает, что у меня есть поклонники в России, и мне это очень приятно. Я никогда не был в вашей стране и хочу воспользоваться нашей беседой, чтобы поблагодарить российских фанатов за их любовь и поддержку. Надеюсь, однажды мне представится возможность посетить Россию и пообщаться с ними лично — мне бы этого очень хотелось.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×